8 электронных книг, которые стоит прочитать каждому

Хотите спросить, почему наша очередная подборка именно об электронных книгах? Во-первых, много первоклассных книг-новинок имеют ограниченные тиражи и найти их даже в Киеве - большая проблема.
Во-вторых, некоторые из них - толстые и довольно объемные, то есть не совсем созданы для того, чтобы читать их стоя на одной ноге в маршрутках или метро по дороге на работу.
И в-третьих - есть издания, существующие исключительно в таком формате.

Именно поэтому book-read подготовил подборку самых свежих и самых достойных электронных книг, которые можно найти не выходя из дома.



  1. "Лука и Огонь Жизни"

    Салман Рушди
    Главный враг всех мусульман (после США, конечно же), Салман Рушди, автор печально "Сатанинских стихов", имеет двух сыновей. Старошому он в свое время написал книгу "Гарун и Море Историй", а младшему - "Лука и Огонь Жизни". Связь между ними непосредственный, хотя начинать читать можно в произвольном порядке. Лука является младшим братом Гаруна (все, как в жизни), и теперь его очередь спасать отца, выдающегося, но неудачливого сказочника Рашида Халифу, что забыл бесконечным сном. Огонь Жизнь - это то, что спасет Рашида и зачем Лука должен отправиться в Магический Мир, преодолевая земли недоброй Богов, и главное - свои страхи. Чтобы помочь отцу, Лука должен заплатить большую цену - рано повзрослеть и не потерять веру в добро и чудо.
    "Сказка для взрослых" - крайне грязный выражение, но лучшего здесь не подберешь. Хотя нет, есть - "история на любой возраст". Ресурсы фантазии Рушди сомнений не вызывают давно, от появления "Полночных детей". Но то, насколько правильную интонацию он находит, как мастерски ему удается даже в таком жанре ни заигрывать с читателем и постоянно обманывать его ожидания - это порождает искренний и неподдельный восторг. А все дело в том, что Рушди - то есть настоящий Рашид Халифа, великий сказочник, что, несмотря на все смертные приговоры, продолжает верить в всепобеждающей силе фантазии.



  2. "Лучшие времена"

    Галина Ткачук
    Один из проектов издательства "Електрокнига", который никак нельзя пропустить. Книга Гали Ткачук, которая хорошо известна своей "Славкой" и невероятной детской повести "Окно в собаки", появилась сначала в электронном виде, а затем небольшими порциями начала поступать и в магазины.
    "Лучшие времена" - это 24 новеллы, или же новеллки, не так связаны между собой сюжетно или атмосферно, как сцементированные причудливой и от того еще более таинственной авторской волей. Пересказывать их бессмысленно, иногда они занимают несколько небольших страниц; пытаться установить "о чем" они - слишком лобовая стратегия как для такой искусственной (не в смысле неестественной, а в смысле единичной) и редкой прозы, хотя ответ, как и всегда в таких ситуациях, может быть только: "о самом важном".
    Читать "Лучшие времена" в один прием - преступление, это как есть деликатесы пригоршнями. Галиного прозу хочется перекатывать на языке, пробуя на вкус и угадывая тонкие и далеко не сразу очевидны нюансы. Потому что язык - главный герой этой книги.
    Это требовательна проза, но не только потому, что автор филолог и сводит свои новеллы на прочном литературном бэкграунд. Когда повествование начинается словами "Мышь Василий зашел в перчатку. Здесь пахло незнакомым стариком, было просторно и холодно", а заканчивается тем, что сам этот дед, владелец перчатки, заходит в нее и ложится спать - тогда отмахнуться от таких кульбитов фантазии просто так не получится. Одним словом, "Лучшие времена" - это лучший пример того, что за электронные книги все же стоит платить.



  3. "Ларс фон Триер. Меланхолия гения"

    Нильс Торсен
    Как вы относитесь к эксцентричному датчанина, но не признать нельзя: когда думаешь о современном кино, фамилия фон Триер всплывает одним из первых. Вот и сейчас наиболее ожидаемой премьерой ли не всего года можно смело считать его "Нимфоманку". И лучшей возможности подготовиться к новой ленты главного провокатора европейского кино, чем книга Торсена, просто не найти. 700 страниц, 50 редких иллюстраций, история семьи, сногсшибательные диалоги с режиссером, мысли знакомых о нем, личные кинематографические пристрастия Триера, разбор и комментирования своих хобби и, конечно, лент - от "Европы" и "Рассекая волны" через "Танцующую в темноте "и" Догвилль "до последних шедевров -" Антихриста "и" Меланхолии ".
    И фобий. Недаром подзаголовок в книге "Жизнь. Фильмы. Фобии". О том, что датчанин очень боится летать, мы знали, но причину этого - в детстве Ларсу казалось, что звук двигателей является сигналом к ​​началу Третьей Мировой, - нам открыли только сейчас. И открыли без присущей таким подходам "желтизны" и банального безвкусицы, что всегда готовы обнажать шаткое границу между психическими расстройствами и гениальностью.
    Торсен знает свое дело на отлично, и уже очевидно, что именно эта неканоническая биография может стать "житием" режиссера. Потому что, как ни крути, а радикальным проектом режиссера таки является его жизни.



  4. "Истории моих женщин"

    Ирэна Карпа
    Карпа, без сомнения, самая заметная писательница своего поколения, хоть и не самая талантливая. Но трудолюбивая, причудливая и интересна. Вот и новый проект "Истории моих женщин" - своего рода прецедент и вызов для украинской книжной отрасли. Уже есть три рассказа (выпуска) - все о женщинах, очень разных женщин (кто-то на пороге смерти, а кто-то - Олимпиады), они выходят исключительно в электронной форме и будут выходить и дальше. То есть, некий литературный сериал-антология, сейчас это актуально. Можно подписаться и получать обновления. Но и это еще не все: читатели могут обсуждать коллизии рассказов с автором на специально созданной странице, к тому же и их история может попасть в проект - одним словом, интерактивность от и до.
    Но несмотря на декларируемую жизнеподобие (все это имело место в реальности) и неизбежно, следовательно, социальную "значимость" таких текстов, Ирэна все же не забывает, что это - литература: пишет хорошо, а отчасти и блестящее, пускает в дело и свою фирменную наигранно грубую иронию. Но главное - такое чтение интересное и мужчинам. А это, что ни говорите, показатель.



  5. "Праздничная гора"

    Алиса Ганиева
    Триумфатор авторитетной российской премии для молодых литераторов "Дебют", писательница, уже в 26 лет боролась за "Большую книгу", Ганиева одна из немногих, с кем связывают в сознании будущее русской литературы. Две свои художественные книги Алиса посвятила Дагестана. Дело поняла - спровоцировала широкое обсуждение. Скандал, одним словом.
    Основа сюжетного механизма "Праздничной горы" - предположение a'la антиутопия, что сегодня снова звучит актуально, хотя и маловероятно Россия отказывается от Кавказа и строит специальный Вал, чтобы от него отмежеваться. Причина - деградация региона, тотальная коррумпированность, завязана на клановости и чрезмерной псевдо-религиозности. И тут уже все, как и в жизни: распятая между двумя цивилизационными моделями - условно капиталистической и исламской - страна; религиозный экстремизм, густо замешанный на псевдоисторической демагогии и банальной повседневной несправедливости; беспомощны в своей алчности махачкалинского чиновники и молодежь, подвешенная мой процессами новой исламизации и причудливой реконструкции патриархальности и сексуальной революцией.
    Не государство - постсоветская разруха, где к власти дорвались радикалы, интеллигенция малочисленна, и главный герой, молодой журналист Шамиль Магомедов просто обречен. Ганиева пишет, как варит плов: здесь и многочисленные стилизации, и прием текста в тексте, и язвительные шаржи, и эпическая трагичность. Пряно, душисто и плотно, хотя во второй части авторе все больше заносит в публицистику, а композиция, несмотря на все сюжетные изобретательности, начинает провисать. Однако эти недостатки вполне перекрываются дерзостью и масштабностью замысла, воплощенного на 200 с лишним страницах. Важный, талантливый и злободневный роман. Нам бы таких молодых.



  6. "Зов кукушки"

    Роберт Гэлбрейт
    Корморан Забастовка - частный детектив и дела его блестящие: он надломленный войной, почти банкрот, жизнь неизбежно теряет смысл. Вместе со своей новой и крайне разумной секретаршей он берется расследовать смерть известной топ-модели. Все, кроме брата погибшей уверены, что имело место самоубийство. Но если бы все было так очевидно, не быть "Зова кукушки" одним из лучших детективов прошлого года. Поэтому - чем дальше в лес Лондон идет господин Стройка, тем темнее становится вокруг него. А если долго всматриваться в бездну ..
    Идеально выстроенный, упругий, местами дерзкий, в лучшем смысле "английский детектив". Свободная интерпретация архетипов конан-дойливськои истории о сыщике и его талантливого партнера, свежая и оригинальная.
    А то, что Роберт Гилберт - это действительно псевдоним Джоан Роулинг, является приятным бонусом. Талантливый человек талантлив во всем. Да и не все же подростков только радовать.



  7. "Родинки"

    Ирина Целик
    Еще один важный проект «Електрокнигы». Ирина Целик - известная поэтесса и кинорежиссер, чей "Помин" громко прокатился того года по международных фестивалях и зацепил многих на киевской "Молодости". Первооснова короткометражной ленты - одноименный рассказ, что рядом с еще четырьмя и одной повести и представляют собой "Родинки". А что такое "родинки" здесь? Иногда - отметки, знаки общности, а порой - клейма и клейма. По разному.
    Мать и отец-алкоголик едут к сыну в тюрьму; закомплексованный упитанная девочка по прозвищу Гайтавер, что осознает всю бездну несправедливости жизни; взрослая женщина, внезапно сталкивается с существованием порно. Очень кинематографическая проза Целик всматривается в серую реальность и ничего там не видит. Ничего хорошего, спасительного. Она пытается иронизировать, но это ей не слишком удается. Перед нами не столько тихий апокалипсис, как безвоздушное пространство, которое давит даже сильнее. Там есть проблески надежды, и они почему-то только сильнее подчеркивают темень вокруг. Очень неровная, но откровенно талантливая проза Целик пока нашла себе такую ​​почву, и это по-своему прекрасно. С реальностью так у нас работают крайне редко. Первый, кто вспоминается после прочтения "Родинок", - Сергей Жадан. Отличительная параллель.



  8. "Секрет каллиграфа"

    Рафик Шами
    Орхан Памук, Халед Хоссейни. Теперь к этому ряду следует обязательно добавлять и фамилия Шами, хоть он и старше их, и писать активно начал еще в начале восьмидесятых, и книги его переведены более чем на 20 языков. Но известным у нас сирийский писатель, пишущий на немецком, становится только сейчас, с выходом "Секрета каллиграфа".
    Есть Мастер Хамид Фарси, что с помощью двух красок - черной и белой - пытается воплотить сама жизнь, не замечая реальности, бурлит вокруг; является его жена Нура, несчастная болезненная женщина, находит утешение с молодым арабом-христианином; является его ученик Салман, молодой и воспалительный парень, что не готов пойти по пути учителя; является его клиент, богатой Назри, воплощающий в себе все худшие стереотипные черты восточных людей. А еще - фанатики-исламисты, и один из них - гей (ой ой), и проститутка, и священная война может начаться с попытки реформировать алфавит.
    Роман сирийского писателя, кстати, крайне интересно сравнивать с "Праздничной горой" Ганиева: точки прикосновения, освещающих неизменность определенных вещей, и те неожиданные различия, проявляющиеся в сопоставлении, подарят мгновения настоящего компаративистского удовольствие.
    Кто-то, читая Шами, непременно вспомнит роман Памука "Меня зовут Красный", где каллиграфия и искусство миниатюры также находятся в сердцевине сюжета. Однако где в Памука исторический триллер со многими неизвестными, там в Шами роман-притча и множество касательных историй. И определенная эмоциональная бедность: "Секрет каллиграфа", как и сама каллиграфия, может очаровать и заставить удивленно причмокивать - "Надо же, что натворил!". Но доглибно потрясение от него ждать не стоит - иногда мастерам сантименты только вредят. А "Секрет" - это действительно мастерская вещь.

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.